Примечание редактора: Данная статья, являющаяся подготовительным материалом конгресса Кейптаун 2010, была написана Тимом Келлером в качестве обзора темы, которая будет обсуждаться на конгрессе на вечернем пленарном заседании «Мегаполисы», а также на мультиплексной сессии «Бог и Его всемирная миссия в городах». Отзывы по этому материалу, представленные в рамках Лозаннского глобального диалога, будут переданы авторам и другим участникам конгресса, чтобы помочь им усовершенствовать материал для представления на конгрессе.  

Что такое город?

Сегодня определение слова «город» целиком зависит от количества людей, проживающих в нем. Большие населенные пункты привычно называются «городами», населенные пункты поменьше – поселками, самые маленькие – деревнями. Однако современное употребление этих слов отличается от употребления их в библейские времена. В древнееврейском языке слово, означавшее «город», звучало как «iyr», и означало любое населенное человеком место, окруженное фортификационными укреплениями или стеной. Большинство древних городов насчитывало от 1000 до 3000 человек. Слово «город» в Библии в большей степени относилось не к количеству жителей, а к плотности населения. В псалме 121, в 3 стихе, говорится именно о плотности населения: «Иерусалим, устроенный как город, слитый в одно». (1) Фраза «слитый в одно» означает «переплетенный», «объединенный». В укрепленном городе люди жили близко друг к другу: и дома и улицы – все было рядом. Большинство древних городов занимало площадь от 5 до 10 акров при плотности населения 240 человек на акр. Для сравнения, в современном Манхэттене в Нью-Йорке на один акр приходится 105 жителей. (2)

Таким образом, города в древности, выражаясь современным языком, представляли собой многоцелевые поселения, застроенные объектами шаговой доступности. Дорога от дома до работы не занимала у жителя древнего города много времени. Тут же, по соседству, находились рынки, где можно было купить или продать товар, лавки с произведениями искусства, храмы и суды – до любого здания всего несколько минут ходьбы. В древние времена деревней считалось поселение, лишенное всех вышеперечисленных благ; в наше время пригород намеренно устраивается так, чтобы отличаться от города. Пригороды сегодня обычно служат какой-то одной цели: либо здесь расположены только жилые районы, либо только промышленные. Учреждения культуры и образования удалены друг от друга, и до них можно добраться только на машине. Отличительной чертой таких районов, например, можно считать их малую приспособленность для пеших прогулок.

Именно близкое соседство различных учреждений делает поселение городом. Город сводит жителей воедино: они рядом живут, работают, посещают культурные мероприятия. Жизнь кипит на городских улицах, на рынках. Горожане вынуждены постоянно соприкасаться и общаться друг с другом. Такова картина города, запечатленная библейскими авторами.

Городские миссии в Библии

Иерусалим

В Ветхом Завете защитная функция в полной мере воплотилась в образе Иерусалима, представшего на страницах Писания идеалом города – «радость всей земли» (Пс. 47:3). Такой может стать жизнь людей, если сам Господь ее охраняет. Исследователи многократно отмечали, что миссионерская деятельность, вдохновляемая Богом в древности, носила центростремительный характер, то есть была устремлена в сторону одной избранной Богом национальной общности и их культурных центров. Бог обращал сердца древних народов к вере в Него, проявляя Свою славу в большей степени явленную Израилю, святому народу Божьему. Познакомившись с общинной жизнью евреев, соседние народы имели возможность узнать и качества характера Бога, в которого иудеи верили. (Втор. 4:5-8). Однако ветхозаветная книга Ионы предвосхитила смену направления миссионерской активности: в Новом Завете ее характер становится уже «центробежным», то есть верующие люди идут к другим народам. Иона – единственный ветхозаветный пророк, посланный Богом в языческий город с призывом к покаянию. Финальный призыв Бога к Ионе весьма знаменателен – Бог призывает Иону любить жителей Ниневии по причине их духовной слепоты (Ион. 4:10–11).

Вавилон

Изменение характера миссии с центростремительного на центробежный происходит, когда Израиль оказывается в изгнании. Евреев насильно уводят в развращенный, языческий, кровожадный Вавилон. Каково может быть отношение человека, верующего в единого Бога, к такому городу? В книге Иеремии, в 28–29 главах, мы находим отрывок, суммирующий отношение верующего к враждебному для себя городу. Бог призывает Свой народ «размножаться…, а не умаляться» (Иер. 29:6), хранить свое национальное своеобразие, расти. Бог призывает Израиль обосновываться на новом месте и участвовать в делах великого города. Евреи должны строить дома и сажать сады. Воистину удивителен Божий призыв служить городу, «заботиться о его благосостоянии» и «молиться за него Господу» (Иер. 29:7). Евреи должны были заботиться о благосостоянии не своего гетто, а пользоваться имеющимися у них средствами, чтобы послужить общему благу Вавилона.

Равновесия в служении достичь непросто! Важность служения городу земному уравновешивается необходимостью служения граду Божьему, чьи граждане призваны стать лучшими гражданами городов земных. Бог призывает евреев в изгнании служить благу языческого города. Таким образом достигается вполне практическая цель: служа благу языческого города, легче всего обеспечить свое собственное процветание— «…ибо при благосостоянии его и вам будет мир» (Иер. 29:7). Бог никогда не забывает о Своем плане спасения, об укреплении позиций своего народа среди других народов — и Бог верен Своему плану. Поскольку евреи жили теперь в новом городе, устраивали свою жизнь ради своего и общего блага, они начали приобретать все больше влияния и средств для восстановления своей родной страны. Большинство евреев жило в чужих городах, оставаясь космополитичной, рассеянной по миру этнической группой. Это обстоятельство облегчило в будущем, после вознесения Христа, распространение христианского учения.

Резиденты-иностранцы

Можно ли положение христианской церкви в окружающем ее мире уподобить жизни израильтян в Вавилоне? Да. В плену Израиль перестал быть единым народом, со своей землей, управляемой одним правительством и одним законом. Вместо этого евреи превратились в народ, рассеянный среди многих народов, представлявший собой культурную оппозицию, как сегодня принято говорить, титульной культуре. Их положение в плену было подобно положению церкви в мире – об этом упоминают Петр и Иаков, обращаясь к верующим как к «находящимся в рассеянии» (Иак. 1:1) и «рассеянным» (1 Пет. 1:1). Дважды Петр использует слово parapidemois, обращаясь к верующим как к «резидентам-иностранцам», то есть людям, не являющимся ни подданными страны, ни транзитными пассажирами. Петр призывает христиан жить среди язычников так, чтобы те, «увидя добрые дела…, прославили Бога». Тем не менее, он предупреждает верующих о вероятных гонениях (1 Пет. 2:11–12). Отзвуки мыслей, звучащих в 29 главе Иеремии, очевидны. Подобно плененным иудеям, христиане, живущие в рассеянии, должны служить на благо своему городу, а не пытаться, с одной стороны, подчинить город своей власти, а, с другой стороны, игнорировать мирскую жизнь. Не должно удивлять то, что христианское служение городу может вызывать и открытую враждебность, и любопытство со стороны неверующих. Петр недаром подчеркивал, что добрые дела верующих приведут хотя бы некоторых язычников к прославлению Бога.

В статье «Неброское отличие», посвященной первому посланию Петра, Мирослав Вольф пишет, что напряжение, которое предчувствовал Петр (между гонением и симпатиями, между благовестием и служением) не находит точного соответствия ни в одной из исторических моделей включения Христа и Его вести в окружающую Его культуру. (3) В отличие от моделей, призывающих к трансформации культуры или союзу церкви и государства, Петр придерживался мнения, что евангельская весть всегда будет оскорблять слух мирской публики, и потому никогда до конца миром принята не будет. Это надо учесть евангельским и другим христианам, которые надеются создать преимущественно христианскую культуру и найти ей место в окружающем их мире. В отличие от моделей, активно призывающих к благовестию и пессимистично настроенных относительно христианского влияния на культуру, позиция Иисуса в Мат. 5:16 и Петра в 1 Пет. 2:12 состоит в том, что некоторые аспекты христианской веры и практики могут оказаться весьма привлекательными в любой языческой культуре и вызовут в язычниках желание вознести хвалу Богу. (4)

Самария и край земли

Церковь существует как международное, рассеянное по всему миру сообщество христианских общин, подобно плененному Израилю. В 8 главе книги Деяний мы видим, как Бог намеренно выводит верующих из Иерусалима, давая тем самым могучий толчок христианской миссионерской деятельности. Верующие последовали в Самарию, город, который иудеи презирали не меньше, чем Иона презирал Ниневию, а евреи – Вавилон. Но в отличие от сопротивляющихся пророков и плененных иудеев, христиане, измененные Евангельской вестью, смогли достичь в своей миссионерской работе в Самарии больших успехов (Деян. 8:1).

Мы видим, что во времена ранней церкви Божье искупление проповедуется не только в таких городах как Иерусалим или Вавилон. Все города мира становятся стратегически важными для миссионерской работы. В книге Деяний, в 17 главе, Павел отправляется в Афины, интеллектуальный центр греко-римского мира. В 18 главе Деяний он приходит в Коринф, один из главных торговых центров Римской империи. В 19 главе той же книги он идет в Ефес, на тот момент, вероятно, самый главный римский религиозный центр, являвшийся местом сосредоточения многих языческих культов и в особенности культа императора, который отправлялся в трех специально отведенных для этого храмах. К концу книги Деяний Павел доходит до Рима, столицы империи, военного и политического центра древнего мира, символизировавшего всю власть империи. Джон Стотт пишет: «Кажется, Павел намеренно выстроил свой путь именно так – постепенно двигаясь от одного стратегического центра к другому». (5) Придя в Рим, Павел нашел возможность обратиться к разным слоям общества, как следует из послания к Колоссянам. В этом послании Павел пишет к своим ученикам, живущим в городах в долине реки Лик – Лаодикии, Иераполисе, Колоссах (Кол. 4:13–16)—хотя сам в этих городах никогда не был. Скорее всего эти ученики обратились ко Христу в результате ефесской миссии. Ведь если Евангелие проповедуется в городах, то о нем узнают и в пригородах, – оно становится известно в самых разных слоях общества.

Причины действенности городской миссии таковы:

  • Города важны как центры культуры. В сегодняшней деревне ко Христу может прийти один или два представителя местной элиты. Но чтобы обращение ко Христу стало явлением массовым, необходимо идти с проповедью в учебные заведения, необходимо обращаться к массам с помощью СМИ.
  • Города важны с точки зрения своей этнической неоднородности. В деревне можно привести ко Христу небольшую этническую группу, но чтобы Евангелие узнали 10 или 20 новых этнических групп, для этого надо идти в город, пользоваться lingua franca – языком межнационального общения, принятого в той местности.
  • Горожане – люди с особым складом психологии. Города – это весьма беспокойное место для проживания. Сельская местность, деревни формируют в своих жителях тягу к стабильности и предсказуемости, деревенские жители обычно верны привычному укладу жизни. Города по своему этническому и социальному составу разнороднее деревень, потому горожане более открыты навстречу новым идеям – таким, например, как евангельская весть. Они более мобильны и легче принимают новые взгляды и, как следствие, религиозное обращение. Причин, по которым человек перебирается в город, может быть много, но, переехав в город, даже самые консервативные приверженцы традиций могут неожиданно для себя открыться навстречу благовестию Христову.

Ранняя церковь представляла собой преимущественно городское движение, приводившее римских граждан ко Христу. Деревни же оставались в основном в плену язычества. Но, начав завоевывать города, христианская вера ими не ограничилась, что вполне естественно. Родни Старк развивает эту мысль в книге «Подъем христианства»:

Городам с их бездомными и бедными христианство подарило благотворительность и надежду. Городам с оторвавшимися от своих корней мигрантами христианство предложило среду, в которой было легко стать своим, адаптироваться. Вдовам и сиротам, жившим в городах, христианство подарило новую большую семью. Вместо жестоких этнических конфликтов христианство предложило городам новую основу для единства… И до христианской теологии и появления христианской благотворительности люди переживали трудности и неурядицы. Я далек от мысли, что неустройство древнего мира стало основной причиной триумфа христианства. Я полагаю, что с приходом христианской эры стало особенно понятно, что застарелые болезни общества подвластны лечению, и осознание этого факта сыграло главную роль в окончательной победе христианства. Ведь христиане принесли не просто новое движение по благоустройству городов, они принесли с собой новую культуру. (6)

Христианская миссия захватила греко-римский мир потому, что сумела сначала овладеть городами. (7) Конечно, в этом процессе важно было обращение ко Христу представителей элиты общества, но христианская церковь уделяла внимание не только работе с ними. Тогда, как и сейчас, большую часть городов составляли бедные и нищие, и помощь им со стороны христиан-горожан была весьма ощутимой. Именно в городах христианам удалось привлечь на свою сторону и элиту, и бедные слои населения. Ричард Флетчер, в книге «Обращение варвара» (The Barbarian Conversion) показывает, что такие же процессы происходили во времена христианской миссии в Европе с 500-1500 гг. от Р.Х. (8)

Городская миссия сегодня

Растущее влияние городов

К 1950 году Нью-Йорк и Лондон были единственными мировыми центрами, в которых проживало более 10 миллионов человек. (9) Сегодня таких городов по всему миру насчитывается более 20, двенадцать из них достигли огромного размера в течение последних двух десятилетий (10)— и на подходе другие города. Мировые мегаполисы с экономической и культурной точки зрения становятся все более влиятельными; в мегаполисах расположены мультинациональные корпорации и международные экономические, социальные и технологические организации. Революция в сфере технологий и коммуникаций проявляется в том, что культуру и ценности мегаполисов перенимают по всему миру другие народы, племена, нации. Молодые люди в Айове или в Мехико все больше походят на своих сверстников в Лос-Анджелесе и в Нью-Йорке. У них все меньше схожих черт со старшим поколением, живущим в их местности. Новый мировой порядок становится все более глобальным, мультикультурным, городским. Мировые мегаполисы становятся законодателями культуры и жизни в целом даже в Европе и Северной Америке, где города не прирастают населением и новыми территориями заметным образом.(11)

В этом состоит вторая причина важности христианской миссии в мировых мегаполисах. Миллионы людей, приехавших в стремительно развивающиеся города, приобретают черты характера, позволяющие им воспринять христианскую веру легче, чем когда они жили в небольших населенных пунктах. Во-первых, эти люди, вырвавшись из привычного уклада жизни, становятся более открытыми к новым идеям в целом. Во-вторых, им нужна помощь для того, чтобы справиться с моральным, экономическим, эмоциональным и духовным давлением городской жизни. Старые связи ослабевают или рвутся, особенно если приехавший в город человек начинает работу в государственном учреждении. (12) С другой стороны, церкви обеспечивают новому горожанину сочувствие и поддержку, становятся для такого человека семьей, основанной на духовных ценностях и свободе, заключенной в Евангелии. «Богатый урожай ожидает тех миссионеров, которые оправдают ожидания новых горожан, тех, кто сумеет согреть тело и насытить душу». (13)

Необходимость в чутких церквях

Однако на пути городской миссии встречаются серьезные препятствия. Это не сами города и их жители, главным препятствием становится сама церковь. Зачастую миссионерские подходы евангельских церквей не городские, а «анти-городские». Многие методы миссионерского служения изначально возникали не в городе, и в город были занесены без особого размышления и подготовки. В итоге необдуманных миссионерских усилий горожане враждебно принимают Евангелие. Обычно когда такие служения начинают работу в городе, евангелизация у них идет туго. Нелегко им дается и подготовка христиан к жизни в плюралистическом, мирском, ориентированном на светскую культуру обществе. Как Библия нуждается в переводе на понятный для читателей язык, так же и Евангелие необходимо доносить понятными жителям городов способами. Каковы же признаки церкви, умеющей учитывать городские условия, считающей город своей стихией?

Миссионеры, занятые в городском служении, должны отдавать себе отчет в явных культурных различиях между этническими, расовыми группами и социально-экономическими классами горожан. Люди, живущие в более однородных культурных и экономических условиях (к таковым можно отнести любой населенный пункт, не являющийся городом), часто оказываются не в состоянии взглянуть со стороны на свои взгляды и традиции. Лидеры успешной городской церкви должны быть хорошо образованными и чуткими к взглядам и чувствам другой этнической группы, расы и религии. Горожане знают, как часто члены двух разных этнических групп могут использовать в речи одно и то же слово, которое будет означать совершенно разные понятия. Следовательно, вдумчивый лидер будет осмотрительно подбирать слова, которые разные этнические группы толкуют по-своему.

Во-вторых, традиционные евангельские служения обычно мало объясняют верующим, как им выражать свою веру вне церковных стен: будь то сфера культуры, бизнеса, финансов, науки и образования, правительственные или политические организации. Вдали от большого города проще вести спокойную, уединенную жизнь, при которой наставничество осуществляется вечерами и в выходные дни. Но в городах все иначе: здесь люди больше внимания уделяют карьере и часто работают допоздна.

В-третьих, большинство евангельских церквей являются выразителями культуры среднего класса. Люди такого типа ценят частную жизнь, стремятся обезопасить себя от неожиданностей, тяготеют к однородной среде, им свойственна сентиментальность, им нужны порядок и контроль. Однако многие горожане иные по складу характера люди: они ироничны и критично настроены, любят разнообразие и готовы мириться с той долей двусмысленности и беспорядка, без которой городская жизнь невозможна. Если служителей церкви пугают городские условия, и они, чтобы защитить себя, создают своего рода «миссионерский поселок», им очень скоро станет ясно, что так обращать новых людей ко Христу и принимать новых людей в свои ряды невозможно.

В-четвертых, во многих странах не-городские церкви находятся обычно во вполне благополучных районах, с налаженной социальной инфраструктурой. Городские же районы обычно устроены сложнее, чем деревенские, поэтому эффективным служителям сначала необходимо понять суть служения в таких районах. Городские церкви изучают близлежащие районы не только с целью благовестия, хотя это одна из их целей. Они ищут способы послужить своему району, чтобы не только на своей улице, но и на близлежащих улицах царил покой. Таким образом, церковь служит процветанию своего города, в духе Иеремии 29 главы.

Традиционные либеральные церкви часто воспринимают городскую миссию только с точки зрения улучшения социальных условий жизни. Их цель сделать город более справедливым и человечным обществом, и потому они трудятся ради экономической и социальной справедливости и общего блага. Частично такой подход оправдан. Эти две цели, однако, должны быть объединены, потому что поодиночке они нереализуемы. Нельзя служить городу, если число людей, уверовавших во Христа, измененных Им, узнавших что такое Божья благодать и новое рождение, не увеличивается. С другой стороны, церковный рост остановится, если церкви заполнят люди, с безразличием или враждебностью относящиеся к чужому благу. Церковь, творящая добро только своим по вере, а не всем (Гал. 6:10) будет (и по праву!) выглядеть как секта. Если язычники не видят ваших добрых дел, они не прославят Бога, или, по крайней мере, совсем не так, как могли бы. Если городская церковь всю свою энергию вложит в благовестие, а не в служение городу, ее благовестие будет менее эффективным. Познание благодати неизбежно ведет к жизни, наполненной служением нуждающимся (Ис. 1:10-18; 58:1-10; Иак. 2:14-17). Бог говорит израильтянам, что они должны служить нуждам бедняков и недавно прибывших в город, не верящих в их Бога. Ведь сами евреи были однажды странниками и пленниками в Египте, но Бог избавил их от рабства (Втор. 10:19). Опыт благодати должен всегда выражаться в любви, особенно к бедным, неверующим соседям.

С точки зрения Библии, познание спасительной благодати Божьей посредством благовестия приводит к щедрой благотворительности и помощи нуждающимся. И когда мир увидит христианскую щедрость, что нет «между ними никого нуждающегося» (Деян. 4:34), евангелизация и свидетельство станут еще более убедительными (Деян. 4:33). Таким образом, забота о нуждающихся и проповедь идут рядом не только в жизни отдельных христиан, но также в служении деятельной и успешной городской церкви.

Чтобы повлиять на город, нужно создать движение

Чтобы повлиять на город, нужно больше, чем эффективные церкви, и больше чем бурный рост евангелизации и числа новообращенных. Чтобы изменить город Евангелием, необходимо самодостаточное, активно развивающееся движение, состоящее из служений и организаций, подкрепляемых растущими церквями.

Как это выглядит в реальности? Христиане живут в городе и несут служение, направленное на его жителей. Новые коммерческие и некоммерческие компании вносят свой вклад в изменение окружающей культуры. Вера христиан выражается в их труде, так чтобы каждое их усилие на рабочем месте приближало приход Царства Божьего. Христианские студенческие и другие служения евангелизационной направленности готовят новых христианских лидеров, которые остаются в городе и приходят на служение в местные церкви и другие христианские организации. Люди пользуются данными им властью, средствами и влиянием, чтобы принести благо нуждающимся людям и тем самым укрепить свое служение, организовать новые церкви. Церкви и отдельные христиане поддерживают людей искусства и покровительствуют им.

Давайте подведем итоги.

  1. Новые церкви составляют смысл евангелизационных кампаний и представляют собой духовные экосистемы. Они обеспечивают духовное развитие тем сообществам христиан, которые на протяжении десятилетий трудятся над преображением городов. Они являются основным местом ученичества и приумножения верующих, а также институтом, финансирующим новые инициативы христианских организаций. Любое успешное духовное движение должно состоять из новых церквей. Центром их деятельности должно стать Евангелие. По своему характеру церкви должны быть городскими, ориентированными на миссию и благовестие, и растущими. Они должны воспроизводить себя в новых церквях, должны учитывать существующие в обществе традиции, интегрировать различные этнические группы. Это список основных условий существования успешных церквей внутри своих духовных экосистем.
  2. Подобные экосистемы позволяют создавать новые связи и новые стратегии благовестия, обращенные на узкие социальные группы. В дополнение к студенческим служениям, особо важным именно как инструмент развития новых лидеров, другие эффективные, специализирующиеся на благовестии организации необходимы для того, чтобы работать с элитой общества, бедными слоями населения, мусульманами, индуистами и другими замкнутыми культурными и религиозными группами.
  3. Объединения и организации лидеров в бизнесе, правительственных органах, образовательных учреждениях, СМИ тоже являются незаменимой частью духовной экосистемы. Жизненно важно, чтобы социально активные люди проявляли себя и в церкви, а церкви, в свою очередь, помогали бы им нести их общественное служение. Этим лидера следует устанавливать тесные контакты и поддерживать друг друга, создавая новые культурные институты и движения.
  4. Духовная экосистема характеризуется также наличием христианских организаций и объединений, ставящих своей целью служение нуждам города, в особенности помощь бедным слоям населения. Должны появиться еще сотни и тысячи новых некоммерческих и коммерческих организаций, служащих в районах, где есть нуждающиеся в помощи люди. Объединенные и скоординированные церковные альянсы и учреждения призваны помочь христианским семьям и отдельным верующим, удовлетворяя их многочисленные потребности (школы, теологические образовательные заведения, другие учреждения) на протяжении жизни многих поколений.
  5. И, наконец, духовная экосистема подразумевает взаимосвязь и взаимовыручку лидеров городских христианских сообществ. Лидеры церковных служений, теологи, преподаватели, главы учреждений, деятели культуры и меценаты, будучи знакомы друг с другом, могут помочь выработать общий взгляд на будущее своего города и направление его развития.

Необратимое движение вперед – поворотные моменты

Духовное движение возникает, когда достигнут поворотный момент перехода в новое качество – когда разрозненные усилия отдельных участников вдруг складываются в единый импульс. 

Поворотный момент евангелизационного движения. Проект по организации новых церквей превращается в движение, когда каждый элемент духовной экосистемы находит свое место, то есть церкви становятся жизнеспособными, ими руководят мудрые лидеры, и в течение пяти-шести лет после образования материнской церкви образуется новая церковь. Зрелость для церкви наступает с достижением независимости и жизнеспособности, когда есть равновесие между количеством новообращенных и опытных лидеров, зрелых верующих и успешных служений, и в целом развитие церкви происходит без единоличного контроля пастора. Церковь финансирует себя самостоятельно, воспитывает собственных лидеров, обеспечивает собственное обучение. Необходимое число активных церковных служителей постоянно увеличивается. Число христиан и церквей удваивается каждые семь лет. Сколько для такого процесса необходимо церквей? Невозможно с уверенностью назвать цифру, которая будет верной для каждого города и культуры. Но ясно, что в этой духовной экосистеме каждый элемент должен быть на своем месте и должен достичь максимального развития.

Поворотный момент для города. Переход в новое качество в евангелизации очень важен. Но он представляет собой не единственную важную цель. Вот еще одна. Когда евангелизационное движение достигает своего максимального развития, вся экосистема, обеспечивавшая развитие Тела Христова в данном городе, может подготовить духовное преображение всего города. Это происходит, когда число измененных Евангелием верующих людей становится настолько значительным, что христианское влияние на гражданскую и социальную жизнь города – а значит на всю его культуру – признается всеми жителями. Например, известно, что жизнь отдельных районов города остается неизменной, если новые группы жителей (более бедные, более богатые, или имеющие культурные отличия) составляют менее пяти процентов населения. Некоторые представители тюремных служений сообщают, что если более десяти процентов заключенных тюрьмы становятся верующими, атмосфера внутри тюрьмы радикально меняется в лучшую сторону. Это касается взаимоотношений как между самими заключенными, так и между заключенными и охранниками. Точно так же, когда число новых жителей городского района, объединенных одной культурой, достигает отметки от пяти до двадцати процентов, меняется этос всего района. В Нью-Йорке группы, насчитывавшие по численности от пяти до пятнадцати процентов от общего населения и занимавшие активную гражданскую позицию, меняли облик своего района.

Насколько вероятно то, что городское движение благовестия достигнет таких целей – изменит облик своего города, то есть начнет влиять на городскую жизнь, на городскую культуру? Мы знаем, что по Божьей милости это может произойти, и книги по истории хранят свидетельства тому. Однако только редким христианским служителям, подобным Джону Уэсли, суждено увидеть плоды им самим начатого процесса духовного преображения. Таким образом, городские служители должны поставить перед собой цель изменить город к лучшему, отдать все силы для реализации этой цели, но не ждать непременных видимых результатов при своей жизни. В том и состоит верное соотношение между ожиданиями и терпением, к которому нам надо стремиться, если мы хотим, что наши города узнали и полюбили Иисуса Христа.

© The Lausanne Movement 2010

  1. Синод. перевод.
  2. Frank Frick, The City in Ancient Israel, quoted in Harvie M. Conn and Manuel Ortiz, Urban Ministry: The Kingdom, the City, and the People of God (Downers Grove: InterVarsity Press, 2001), 83.
  3. Miroslav Volf, “Soft Difference” http://www.yale.edu/faith/resources/x_volf_difference.html
  4. Томас Шрайнер указывает на то, что в Новом Завете люди прославляют Бога посредством своей веры (cр. Деяния 13:48; Рим. 4:20; 15:7,9; 1 Кор. 2:7; Eф. 1:6,12,14; 2 Фес. 3:1.) В этих стихах рассматривается обращение горожан-язычников, увидевших жизнь и служение христиан. См. Thomas Schreiner, 1,2 Peter, Jude (New American Commentary) Broadman, 2003, p.124. Слова Петра о язычниках, прославляющих Бога «в день Его посещения» означает, что многие люди к судному дню придут к вере, видя свидетельство жизни христиан.
  5. John R. W. Stott, The Message of Acts: The Spirit, the Church, & the World (Bible Speaks Today series) (Downers Grove: InterVarsity Press, 1990), 293.
  6. Rodney Stark, The Rise of Christianity: How the Obscure, Marginal Jesus Movement Became the Dominant Religious Force in the Western World in a Few Centuries, (HarperSanFrancisco, 1997), 161–162.
  7. Я признаю, что и другие человеческие факторы оказались задействованными Богом для того, чтобы стал возможным рост ранней церкви в течение первых трех столетий после рождества Христова. Это было время кризиса греко-римского мировоззрения. Поклонение старым языческим богам подходило к концу. Тем не менее, историки согласны в том, что распространение и влияние церкви началось в ранние века с городов.
  8. Richard Fletcher, The Barbarian Conversion: From Paganism to Christianity (University of California, 1999.)
  9. Stott, The Message of Acts, 292
  10. Это верно, если говорить о городском населении как в строгом смысле, то есть как о людях, живущих внутри городских границ (см. www.worldatlas.com/citypops.htm), так и в расширенном смысле, то есть если иметь в виду людей, проживающих городе и его пригородах (см. www.citypopulation.de/world/Agglomerations.html).
  11. Harvie Conn, The American City and the Evangelical Church (Baker, 1994), 181–182.
  12. Jenkins, The Next Christendom, 93. Необходимо заметить, что города привлекательны для бедняков и представителей различных меньшинств, потому что 1) в них проще, чем в деревне, найти работу, 2) в них возможно компактное проживание той или иной этнической группы. Однако городские власти далеко не всегда дружелюбно настроены по отношению к новоприбывшим.
  13. Jenkins, The Next Christendom, 94.