Новейшие Технологии и будущее Человечества

Примечание редактора: данная статья, являющаяся подготовительным материалом конгресса Кейптаун 2010, была написана Найджелом Камероном и Джоном Вайэтом в качестве обзора темы, которая будет обсуждаться на конгрессе на мультиплексной сессии «Этика, новейшие технологии и будущее человечества». Отзывы по этому материалу, представленные в рамках Лозаннского глобального диалога, будут переданы авторам и другим участникам конгресса, чтобы помочь им усовершенствовать материал для представления на конгрессе.

Что значит ‘человеческий’? В традиционном понимании всегда существовало четкое различие между «природными» сущностями, возникшими естественным образом, и «артефактами» – продуктами человеческого творения и изобретательности. В течение многих веков наша материальная человеческая природа была последним рубежом естественного порядка вещей. Хотя людям удалось преобразовать и механизировать практически каждый аспект в своем природном окружении, они не могли отойти от «данности» своей человеческой природы.

Однако быстрый рост новейших технологий вот-вот создаст новую чрезвычайно опасную угрозу человеческой сущности в 21 веке. Эта новая угроза глубоко затронет нашу антропологию: она нацелена на фундаментальные взаимоотношения между нашими артефактами и нашей собственной природой, между нашими способностями манипулировать и нами самими. Именно понимание этого побудило К.С. Льюиса в далекие мрачные дни 1943 года написать свое пророческое эссе «Человек отменяется» – вероятно, самое прозорливое утверждение относительно величайшей проблемы, с которой столкнется 21 век. Имеющий центральное значение постулат христианской веры о том, что человек сотворен по образу Божию, как никогда прежде подвергается проверке.

Льюис утверждал, что технологии только внешне увеличивают способность человеческой расы контролировать и подчинять природу, на самом деле «то, что мы зовем властью человека над природой, является властью одних людей над другими при помощи природы». Человек не может «просто становиться сильнее. Любая сила, которую он обретет, направлена против кого-то. Каждый шаг вперед делает человека и сильнее и слабее. С каждой победой, кроме торжествующего генерала, появляется еще и пленник, который следует за триумфальной машиной… Изо всей природы последней сдастся человеку природа человеческая…. С этого момента мы будем вольны изменять наш вид так, как захотим… Битва и в самом деле будет выиграна…Но кто же, собственно говоря, станет победителем?… Победив природу, человек отменил человека».

Другими словами, взяв на себя власть определять наше собственное будущее, мы превратим себя в существа собственного изготовления, артефакты собственного производства.

Человеческое достоинство и век биотехнологий

Перед нами встает вопрос, что нам делать с той чрезвычайной силой, которую мы приобрели. Достижения генетики, биотехнологии, фармакологии, нейробиологии и наномедицины позволяют надеяться, что в скором времени будут излечены ужасные заболевания, такие как врожденные пороки, рак и дегенеративные заболевания. И, тем не менее, К.С. Льюис предупреждал, что заманчивые перспективы, которые рисуют эти технологии, движимые с одной стороны благородным желанием справиться с разрушительными последствиями заболеваний, всегда имеют и оборотную сторону – манипуляции с уязвимой человеческой жизнью.

Мы находимся на пороге не имеющего аналогов открытия человеческого генома. Это новое знание дает надежду на получение точно направленных медикаментов и передовой медицинской аппаратуры. Однако этот прорыв в генетике привел также к новым изощренным способам идентификации и уничтожения человеческих эмбрионов и внутриутробных плодов, в которых заложены нежелательные генетические свойства. Такой способ борьбы с заболеванием при помощи уничтожения его носителя оскорбляет чувства не только тех, кто называет себя противниками абортов. Поэтому неудивительно, что в Германии, где еще не забыли, что такое евгеника, зачатие в пробирке является законным, но зародыш вживляют без какого-либо контроля качества.

Репродуктивные технологии позволили супружеским парам преодолеть боль бесплодия, но они же позволили искусственно создавать эмбрион человека для последующего деструктивного исследования, клонировать эмбрион человека, а также создавать гибриды человека и животного. Как предупреждал Оливер О’Донован, мы поменяли «старомодное преступление убийства младенцев» на «новое изощренное преступление сотворения младенцев сомнительной человеческой природы, представителей нашего вида, которые едва ли вызывают сострадание и любовь».

Существует тенденция среди этически-консервативных религиозных людей относить споры по данной проблеме к области борьбы с абортами, в результате чего, вопреки собственным намерениям, они помогают дельцам от науки, бизнеса и политики, которые противятся этическим призывам ограничить данные исследования. Сводя данную проблему к вопросу об абортах, они неосознанно сбрасывают его на обочину политической арены и, тем самым, лишают себя поддержки других сил в культуре, которые разделяют многие из их опасений – о некоторых аспектах данных технологий, о необходимости принципа ограничения, и о глобальном значении данного вопроса в политике.

Но мы совершим большую ошибку, если сведем дискуссию о будущем человечества к проблеме репродукции и экспериментов с зародышами, так как повсюду перед нами открываются мрачные сценарии. В области нейробиологии новейшие технологии позволяют нам отслеживать, контролировать, управлять и совершенствовать функции нашего мозга. Становится возможным управлять восприятием и памятью с помощью нейрофармакологии (включая так называемую «косметическую неврологию») или посредством когнитивного протезирования.

Цель технологии не только понять мир, но и управлять им, а нейробиология предлагает мощные возможности для социального контроля. Возьмите такие формы поведения, которые угрожают нашему будущему – насилие, межрасовые конфликты, религиозный фанатизм, наркозависимость, эгоистичное разбазаривание природных ресурсов. Действительно, все это можно приписать неисправности человеческого мозга. Если бы только мы могли понять, как исправить эти нарушенные познавательные процессы, мы бы тогда возвестили новый век социальной гармонии и глобального мира. Сделав наши собственные человеческие функции объектом научного изучения, т.е. опредметив себя, мы надеемся получить контроль над самими собой и достичь совершенства.

Поскольку так называемый «религиозный фундаментализм» считается основным источником социальных и политических конфликтов, неудивительно, что нейробиология активным образом исследует мозговые механизмы, стоящие за религиозными верованиями и переживаниями, а также познавательные процессы, которые лежат в основе формирования моральных убеждений и решения моральных конфликтов и дилемм. Не нужно иметь большое воображение, чтобы представить, какие возможности для манипуляций и принуждения приносят эти знания. В то же самое время, прогресс в технологии стволовых клеток и регенеративной медицине позволяет нам совершенствовать наши функции, увеличить продолжительность жизни и создать человеко-машины с возможностями, не имеющими себе равных.

Генетика и биология подрывают традиционную границу между человеческим и животным миром. Мы просто один из видов приматов среди многих других. С другой стороны, новейшие технологии размыли грань между человеком и его созданием. Мы просто машины, сделанные из углерода, а не из силикона. Как нам сохранить свою уникальную человеческую сущность и создать человеческое будущее для человека в свете появления новейших технологий?

Будучи библейскими христианами, мы, как всегда, отталкиваемся от рассказов о сотворении, описанных в книге Бытие, где мы читаем, что люди сотворены по образу самого Бога и наделены правом владычествовать и управлять творением для Бога; а также от  Нового Завета, где мы читаем, что Иисус Христос есть воплощенный Бог – сам Бог, принявший нашу человеческую форму. Поэтому христиане призваны относиться к человеческому телу с его неповторимым и уникальным строением с особым уважением. Это тот образ, в который воплотился Бог. Мы не животные и не машины, мы люди, сотворенные по образу Божию. Он избрал этот образ для самого Себя, когда присоединился к виду гомо сапиенс. Когда мы владычествуем и управляем творением – включая чрезвычайные возможности науки и технологии – мы делаем это как человеческие существа, подотчетные и ответственные перед Ним, как управляющие Его творением.

«Прочеловеческий» вопрос является одним из главных в 21 веке, так как мы столкнулись с очень быстрым развитием новейших технологий, которые могут как помочь, так и разрушить нашу человеческую природу на самом фундаментальном уровне.

Вопросы, возникающие в связи с новейшими технологиями

Рассматривая стратегию отношения к новейшим технологиям, мы должны иметь в виду ряд вопросов. Они взаимосвязаны, но позволяют взглянуть на проблему с разных сторон и критично рассмотреть как сами технологии, так и законодательство и область деятельности, в контексте которых они применяются. Будущее, в котором есть место как технологиям, так и человечеству, зависит от ответов на эти вопросы.

  1. Превращение в товар. По мере того, как наша власть над собственным телом и над телами других увеличивается, а технологии приводят к производству продукции, на передний план выходит вопрос об интеллектуальной собственности. Наглядный пример: в Соединенных Штатах недавно прошли дебаты по вопросу о том, можно ли патентовать человеческий эмбрион. Индустрия биотехнологий, в лице их торговой группы «БИО», заявила, что человеческие эмбрионы, созданные методами генной инженерии, вполне могут быть запатентованы. Как нам защитить уязвимые человеческие существа – современные аналоги вдов, сирот и пришельцев – от манипуляций со стороны современной технологии?
  2. Евгеника. Оплодотворение в пробирке все чаще пытаются использовать для евгенических целей, не только для того, чтобы отследить эмбрионы с генетическими заболеваниями, но и для селекции пола и других «желательных» генетических характеристик наших будущих детей. А в обществе нарастает соответствующая тенденция к всевозможным видам генетической дискриминации – особенно при приеме на работу и в страховании. В христианском понимании достоинство человека заключается не в его функции или биологическом потенциале, а в том, кем мы являемся по замыслу Создателя. В дословном переводе 8 псалма о каждом из нас читаем: «Не много Ты умалил его перед Богом» (Псалом 8:6). Человеческое достоинство внутренне присуще нам, в том виде, в котором мы были сотворены, в том, что Бог помнит и призывает нас. Как нам сохранить и защитить библейское понимание того, что каждая человеческая жизнь уникальна и бесценна, потому что в ней пребывает образ Божий?
  3. «Совершенствование». В результате развития генетики, нанотехнологий и кибернетики существует большая вероятность, что в скором времени мы станем свидетелями оптимизации человека, особенно в области сознания – а по существу, совмещения человека и машины через имплантацию в мозг чипов для улучшения памяти, навыков или коммуникации. Такие улучшения чреваты далеко идущими последствиями, так как, начавшись с приборов двойного действительно медицинского назначения (например, для лечения пострадавших от инсульта), постепенно, шаг за шагом, они могут в дальнейшем обрести другое значение, усложняя интеллект и увеличивая достаток небольшого сегмента общества, что в итоге может привести к новому феодальному периоду, при котором вся власть сосредоточится в руках «усовершенствованных» людей.
    Нужно также отметить постоянный рост «трансгуманизма», сообщества энтузиастов научной фантастики и причудливых мыслителей, которые намеренно стремятся к радикальным изменениям в человеческой природе. С некоторых пор они начали выходить из тени и проявлять все большую активность в продвижении идеи радикального «улучшения» в научных и политических кругах.
    Напротив, воскресение Христа в телесном облике человека можно рассматривать как Божий вотум доверия сотворенной человеческой природе. Изначально задуманное устройство человека не отвергнуто, не отброшено и не отменено; оно одобрено и воплощено. В Иисусе, втором Адаме, мы видим как совершенное человеческое существо – каким и задумывался первый Адам – так и первопроходца, модель нового человека – того, по чьему образу возникнет новое творение, Первенца из тех, кто придет (1 Кор. 15:20). Бог провозглашает, что для будущих времен он утвердит, искупит и преобразит то человечество, которое было изначально сотворено. 

Воскрешение – это окончательное и бесповоротное Божье «да» человечеству. Если мы воспринимаем серьезно библейские доктрины воплощения и воскрешения, тогда, по-видимому, мы должны заключить, что физическая структура человеческого тела это не то, что мы можем, не задумываясь, изменять. Как сделать так, чтобы новейшие технологии огромной силы были использованы не для манипуляции и уничтожения, а для сохранения нашей человеческой природы?

Заключение

Величайшие этические и политические проблемы, о которых мы говорим, имеют своим фокусом человеческое достоинство и значимость человеческой природы. Развитие новейших технологий приводит к резкому увеличению нашей власти над самой человеческой природой. Хотя перед обществом стоит широкий круг проблем, центральное место в повестке дня 21 века занимает необходимость сформировать основы политики, которая опиралась бы на этические принципы в использовании этих новых возможностей. Параллельно законодательному и нормативному вмешательству в область некоторых технологий (например, в отношении улучшений в познавательной сфере или создания гибридов человека с животным) в сфере интеллектуальной собственности также нужны меры, защищающие человеческую природу от превращения в товар. А генетическая дискриминация, неотъемлемая составная часть евгеники, должна стать абсолютно вне закона. Здоровый подход к данным вопросам позволит нам приветствовать новейшие технологии и их чрезвычайные возможности улучшить, но не человеческую природу, а нашу способность быть людьми и наилучшим образом соответствовать нашему естеству. В то же время, как показал недавний опыт с генетически-модифицированными продуктами, совсем не в интересах научного и делового сообщества развивать технологии, окутанные туманом противоречий, и те, кто станет во главе политики развития прочеловеческих технологий, найдут множество союзников в различных кругах.

Естественно, любое достижение новейших технологий будут представлять нам как еще одно чудесное открытие на благо человека, делающее его жизнь легче и удобней. Однако остается вопрос, заданный в книге «Дивный новый мир», – какой ценой? Очерк Льюиса «Человек отменяется» начинается с убедительной цитаты из произведения Джона Беньяна «Путешествие пилигрима», которой мы хотели бы закончить: «Что бы он ни говорил мне и как бы ни льстил, я думал: когда мы достигнем его дома, он продаст меня в рабство».

© The Lausanne Movement 2010  

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*